Луна на пустыре (часть 5)

великан и кот

Предыдущая часть

– Так ты отдашь нам Луну, дяденька великан? – спросила Саша. – Зачем она тебе?

– Я коллекционирую всякие необычные штуковины, у меня дома их много. А тут шел себе и шел, вижу – что-то лежит в зарослях. Ну я и поднял. Подумал, как хорошо эта кругляшка смотрелась бы в моей коллекции.

– Еще лучше она будет смотреться на небе, – осторожно сказала Элла.

– Если я отдам вам луну, что вы дадите мне взамен? – спросил великан.

– У меня ничего нет, – поспешил сообщить Зубастик, отлетев к ближайшему дереву и усевшись на ветку.

Кентаврида заглянула в свою сумку, пожала плечами.

– Очки от солнца или зеркальце, – произнесла она неуверенно. – Остальное тебя не заинтересует.

– На что мне очки от солнца, если они не налезут мне даже на палец? А зеркальце? В него сможет смотреться разве что прыщик на моем носу.

– А зачем тебе столько необычных штук? – спросила Саша.

– С помощью вещей можно понять мир. Если собрать их достаточно много и расположить в верном порядке, тебе откроется истина, – задумавшись, объяснил великан. – Вот только я не уверен, все ли необходимые вещи я собрал… и, тем более не знаю до сих пор, по какой схеме их расположить.

Сидя на ветке, Зубастик почесал задней лапой ухо.

– Великан философ! Кто бы мог подумать, что рядом с нами живет один такой.

– А что такое философ?

Кот вытаращил на громадину свои желтые глаза.

– Философ – и не знает!

Саша вытащила из кармана стеклянный шарик и посмотрела в него. Семь пузырьков-планет следовали по своим орбитам, хотя казалось – для неискушенного наблюдателя, что они навечно застыли в неподвижности.

– Я отдам тебе Стеклянных Мудрецов. Им ты можешь задать любой вопрос. – Девочка подняла руку вверх, на ее ладони лежал мерцающий таинственным голубым светом шарик.

Великан заинтересовался. Опустившись на колени, он склонился всей громадой над Сашей и попытался рассмотреть необычную вещицу.

– Пожалуй, на эту штуку я бы сменял Луну, но уж больно твой талисман мал.

– Он волшебный, – сказала девочка. – Внутри живут особенные люди, они еще меньше, чем шарик, но это неважно.

– Клади. – Великан опустил свою ручищу на землю ладонью вверх и на нее, эту ладонь, Саша бросила свой шарик.

Ей было грустно расставаться с ним, грустно до слез, но она знала, что поступает правильно. Если Стеклянные Мудрецы смогут подсказать кому-то, каким путем идти к своей мечте, пусть будет так.

Шарик упал на ладонь великана, прокатился по ней и увеличился в размерах. Для Саши, Эллы и Зубастика он стал просто огромным, но для него в самый раз.

– Волшебство, – сказал, удовлетворенно кивая, великан. – Люблю волшебство. Очень может быть, оно сделает меня гораздо счастливее, чем я сейчас. Спасибо, девочка.

– Меня зовут Саша.

– А меня Афанасий.

– О-очень приятно, – за них обоих проговорил Зубастик. – Так, значит, договорились? – Кот хитро щурился.

– Договорились? – спросила девочка у великана.

– Конечно. – Выпрямившись во весь свой двухэтажный рост, Афанасий спрятал стеклянный шарик в карман. Правда, сначала он проверил, нет ли там дырки. Обидно было бы потерять такое ценное приобретение. – Держи. – Афанасий поставил Луну на ребро рядом с Сашей. Девочка схватила ее руками, чтобы не дать упасть.

– Тогда… мы пойдем, Афанасий.

Великан поскреб свою лысину указательным пальцем.

– Знаете, что я думаю? – спросил он. Саша покачала головой. – Думаю, лестница вам не поможет. Не достанет до неба.

– Достанет! – возразил Зубастик. – До свидания. Уходи! – нетерпеливо прибавил кот. – Пойми, мы просто хотим с тобой расстаться, громадное существо. Если не хватит этой лестницы, найдем другую…

Девочка прервала его речь.

– Зубастик! Прекрати!

– А я что? Я же только забочусь об общем благе!

– В центре которого находишься ты сам, – сказала Элла, с явным осуждением направив на кота указательный палец.

– Да, нахожусь, – прищелкнул зубами кот. – Мне не хочется, чтобы этот ваш Афанасий съел меня на свой великанский обед. Великаны хитры и коварны, никогда не знаешь, какое злодейство они выкинут в следующий миг.

Саша нахмурилась.

– Это правда? – спросила она у Афанасия.

– Некоторые великаны – да. Но не я. Я мирный великан. Живу и никого не трогаю. Клянусь!

– Так мы тебе и поверили! – усмехнулся Зубастик.

Великан засмущался, не зная, что сказать.

– Думаю, ему можно верить, – сказала Элла, опередив Сашу, которая собиралась сказать то же самое.

Она верила и не могла толком сказать, в чем причина.

– Ваша дело, – пренебрежительно фыркнул Зубастик, – но когда вас съедят, не жалуйтесь.

– Я не собираюсь есть никого из вас, – заверил их с жаром Афанасий.

– Ладно, – кивнула Саша. Она посмотрела на великана с большим вниманием, стараясь разглядеть в его облике намеки на скрытое злодейство. – Ты ведь что-то придумал, да?

– Я… я мог бы влезть на самое большое дерево и повесить луну обратно. Я дотянусь.

– Хорошая идея! – воскликнула кентаврида. – Но… для начала надо знать, где находится тот самый гвоздь, на котором раньше висела луна!

– В этом вся и загвоздка, – сказала Саша, втайне радуясь, что совместными усилиями они нашли все-таки способ исправить недоразумение.

– Что ж, – пожал плечами Афанасий. – Раз я вызвался, мне и искать.

Он повернулся к лесу и начал рассматривать сосны, выбирая самую крепкую и высокую из них. Наконец, нашел, подхватил Луну и потопал к ней. Девочкам пришлось буквально бежать за ним – ведь шаги у великана были великанскими. Найдя подходящее дерево, Афанасий взобрался на самый верх.

– Очень трудно найти что-то, когда солнце светит так ярко, – сообщил он, помахав большой рукой и разогнав несколько тучек.

– Надо постараться, – сказала Саша.

Продолжение

Навигация

Предыдущая статья: ←

Следующая статья:

Пост!
Свежие комментарии
Мы вКонтакте
Архивы
© 2017 Любимые сказки из детства
sac goyard pas cher sac goyard pas cher sac goyard pas cher sac goyard pas cher sac goyard pas cher woolrich outlet woolrich outlet woolrich outlet woolrich outlet woolrich outlet moncler outlet moncler outlet moncler outlet moncler outlet moncler outlet peuterey outlet peuterey outlet peuterey outlet peuterey outlet peuterey outlet
Яндекс.Метрика