Королевич Елисей (часть 2)

My-shop.ru - детский Интернет-магазин

Темные маги

Приключения Егора Белкина. Учебная часть

Предыдущая глава

В Академии Черной и Белой магии Егор освоился быстро. Учеников здесь было немного – Ауреллия Финистовна, ректор Щука, говорила, что настоящие ведуны и знахари появляются очень редко. На стене ее кабинета висел ковер с вышитой картой, где новорожденные чародеи отмечались золотыми точками. Если присмотреться, можно было увидеть город, район и даже дом, в котором жили особые дети.

Егора зачислили на факультет предсказаний и пророчеств. Он был единственным учеником, но престарелая пифия (декан) регулярно требовала от него огласить список отсутствующих, интересовалась, кто дежурный и называла старостой.

В соседних группах детей было примерно столько же. В первый же день, на обеде Егор познакомился с Юлькой Пушкиной. Она сама подбежала к его столику и затараторила:

– Ты новенький, да? А откуда? Где учиться будешь? А я оборотень! Я умею в сову превращаться!

Вначале Егор позавидовал Юльке, правда, потом узнал, что для превращений ей нужен долгий ритуал, полнолуние и полный контроль над образом совы. Пока ей разрешалось быть птицей не более 5 минут и под присмотром преподавателей – Серого Волка и Белки, которая «песенки поет и орешки все грызет».

Юлька познакомила его с остальными. Света Сосновская была очень способной ученицей на факультете любовной магии. Красивая тихая девочка осваивала технику приворотов и легко вызывала симпатию уже после простого «Привет!». Сергей Жерехов недавно перевелся на второй курс факультета знахарства. Одним прикосновением он определял больное место, взглядом заживлял царапины и синяки. Близняшки Катя и Аня Котовы учились основам метеорологии – вызывать дождь, заговаривать солнце. Мрачный Костя Миронов занимался на факультете военной магии, но делал успехи настолько медленно, что уже третий год топтался на первом курсе. Впрочем, ему гораздо больше нравилось драться без дополнительных навыков. Немного заикающийся и очень начитанный Юра Светлов имел хорошую склонность к спиритизму и попал в Академию после того, как неделю общался с духом Гоголя и требовал у него объяснений, по какой причине тот сжег второй том «Мертвых душ» и отказался от жизни. Так как Юра был мальчик дотошный и убедительный, в конце концов Гоголь начал и сам сомневаться в своем решении. Чтобы не создавать смуты в потустороннем мире, преподаватели срочно изъяли Юру, даже не дождавшись исполнения 10 лет – минимальный возраст для учеников.

Единственными, с кем Егор не только не познакомился, но даже и не встречался, были ученики факультета черной магии. Они находились в отдельном крыле, закрытом железной дверью, которая постоянно то тряслась, то покрывалась трещинами и вмятинами. Однажды – Егор сам видел! – в ней выдавилось чье-то лицо в немом крике, которое, впрочем, быстро исчезло. Часто оттуда доносились стоны, отвратительные запахи и облака дыма. Черномаги не выходили в общую столовую и не показывались днем в коридорах Академии. Про них ходили страшные слухи – что они едят мышей и змей, гадают на костях и спят исключительно в гробу. Говорить об этом прямо было не принято, но по вечерам со сладким ужасом младшие обсуждали привычки черномагов в библиотеке и холле.

Егор не вслушивался и не обращал внимания. Он был полностью поглощен учебой. С ним занимались оракулы и пророки разных времен, и постепенно он уже мог отвечать на вопрос до того, как его задали, сообщать об изменениях погоды в течение месяца и вовремя распознавать изменение настроения у ректора. Помимо предсказаний, он проходил общий курс магии, где получал элементарные навыки – кулинария, моментальная уборка, телепатия, перемещение предметов. А Юлька рассказала, что скоро ему предстоит учиться летать на метле, ковре-самолете и в ступе. Это входило в курс знакомства с артефактами, вместе с шапкой-невидимкой, сапогами-скороходами, гуслями-самогудами и волшебной палочкой. У Егора голова кружилась от новых возможностей, и он подолгу сидел за учебниками и конспектами, старательно осваивая пройденное.

Как-то ночью окно в комнате Белкина со звоном разлетелось вдребезги. Мелкие осколки, не успев долететь до пола, замерли и тем же путем вернулись на место. Привычное к бесцеремонному отношению стекло быстро затянуло трещины.

Егор сел в кровати. На полу белым пятном выделялся камень, завернутый в бумагу. Записка была очень короткой: «Выйди».

Он закрыл глаза и попытался проверить, что будет в ближайшее время. Получить полную картинку ему еще не удавалось, но ощущения приходили верные. Терпкий, немного колкий привкус еловых веток, вкусный запах дыма – ничего опасного.

Ночь стояла тихая, теплая – ректорат поддерживал на территории Академии хорошую погоду. Егор вышел на дорожку и огляделся. От дерева отделилась темная фигурка в длинном плаще с капюшоном. Голос зазвенел колокольчиком:

– Давай знакомиться. Я Лана.

– Егор – представился Белкин и всмотрелся в лицо под капюшоном. Ничего не было видно. Вообще. Ни блеска глаз, ни цвета кожи.

– Сними капюшон, – попросил Егор. – Хочу видеть, с кем разговариваю.

Лана покачала головой.

– А ты уверен, что увидишь правду? – насмешливо спросила она и, не дожидаясь ответа, сбросила плащ.

Будущий пророк и предсказатель застыл на месте. Перед ним стояла девочка удивительной, просто кукольной внешности. Кудрявые длинные волосы были перехвачены золотой лентой. Огромные глаза смотрели на него, чуть вздрагивая ресницами. Белая, почти фарфоровая кожа как будто светилась в темноте. Тонкую талию на длинном пышном платье подчеркивал пояс в тон ленте.

Он почувствовал, что готов прямо сейчас делать все, что скажет Лана. Лишь бы улыбнулась.

– Нравлюсь? – нежно спросила девочка. Егор выдохнул:

– Очень.

Она подошла еще ближе, заглянула Белкину в лицо и вдруг каркающим, хриплым голосом завизжала:

– А та-а-ак?!

И, как маску, содрала за волосы лицо девочки, длинными обломанными ногтями разорвала платье. Лес заулюлюкал, захохотал, наполнился воем и ором. Перед Егором стояла, кривляясь и гримасничая, девчонка с короткой мальчишечьей стрижкой, грязно-серыми волосами. Худая, в порванной майке и узких шортах, она босиком стояла на земле. Лицо пересекал широкий некрасивый шрам. Руки были в ожогах и ссадинах.

Лана взяла Егора за подбородок и подняла его голову, запустив ногти глубоко под кожу:

– Ну что же ты. Не нравлюсь?

Из кустов вышли другие черномаги и окружили их. Они смеялись, свистели, громко переговаривались, кто-то запустил в Белкина шишкой, не больно, но обидно. Он смолчал, посмотрел на Лану и почувствовал тяжелую, давящую волну обиды и озлобленности.

– Не смей! Не смей меня жалеть! – страшно закричала Лана и отшвырнула Егора. Он пролетел метров 10 и врезался в дерево. Голова закружилась. Маленькая ведьма, тяжело дыша, висела над ним в воздухе. Ее глаза стали полностью черными, ни радужки, ни зрачка. Лана оскалила длинные кривые зубы и наотмашь хлестнула рукой по лицу, задев ногтями щеку.

– Поздравляю с поступлением, – бросила она. – И постарайся не попадаться мне на глаза. Она подбросила в воздух черный шарик и исчезла.

Черномаги загалдели, ближайший из них щелкнул пальцами и Егор оказался в петле, подвешенный вниз головой над прудом. Еще щелчок – и пруд наполнился крокодилами.

– Выбирайся, пророк, – сквозь зубы процедил маг. – Практические занятия начались.

Только к утру Егор вспомнил заговор против морока и смог спуститься. При малейшей неосторожности даже выдуманные крокодилы легко могли оттяпать самые вкусные, по их мнению, части тела. Разминая затекшие руки, Егор шел в комнату, размышляя, как он мог так оплошать с предвидением.

*

Продолжение

*

Хотите читать сказки, рассказы и другие новинки сразу же, после их появления? Для этого вовсе не обязательно на них подписываться! Просто перейдите по ссылке и нажмите "Да". Теперь все новинки будут отображаться в вашем браузере на странице поиска Yandex.

Пост!
Свежие комментарии
Мы вКонтакте
Архивы
© 2017 Любимые сказки из детства
Яндекс.Метрика